• pic1
  • pic2
  • pic3

Виктор Руйкович. Выдающиеся фотографы

Просмотров: 1659
Опубликовано: 18.10.2013

Виктор Руйкович родился в Москве 17 ноября 1907 года. В 8 лет впервые взял в руки фотоаппарат Kodak Braun. В 1917 году поступил в зна­менитую Первую мужскую гимназию, доучиваться пришлось уже в советской школе - грянула Революция. В 1925 году Руй­кович всерьез заинтересовался фотографией. Ему необыкновенно повезло: он познакомился с Александром Родченко, Дмитрием Дебабовым, Максимом Альпертом, Василием Живаго, Владимиром Шаховским, Анатолием Егоровым и Аркадием Шайхетом. У них он учился искусству светописи.

Затем Руйкович увлекся кино - это было время Эйзенштейна, Дзиги Вертова, Пудовкина. В 1927 году устроился работать в Госвоенкино помощником кинооператора. В 1929 году со своим другом Юлием Фогельманом снимал фильм о жизни ев­реев на земле в Крыму и на Украине для американской организации Agro-Joint в 1930 году работал кинооператором хро­ники в Новосибирске, а в 1931 году - в Таджикистане. Вернувшись в Москву, поступил на киностудию «Межрабпомфильм». К этому времени Руйкович уже не расставался с камерой «Leica», а в 1934 году решил полностью посвятить себя фотожур­налистике, начав сотрудничать с «Рабочей Москвой», «Вечеркой», «Правдой», «Известиями», «Огоньком», «Moscow news», «Revue de Moscou», «Сменой». В 1934 году снимал 1-й съезд Стахановского движения в Москве. Летом 1936 года поехал на Кавказ делать альпинистскую газету «Школа мужества», увлекся альпинизмом и полюбил горы.

Репрессии конца 30-х годов миновали Руйковича, несмотря на то, что он общался с многими из тех, кого уничтожили. Мо­жет быть, спасло то, что в 1937-38 годах он со своим другом Георгием Липскеровым уехал снимать для ВДНХ Бурято-Мон- гольскую республику.

Война застала Виктора Авксентьевича в Латвии. Возвратившись в Москву, он был поставлен на учет в Политуправление Рабоче-Крестьянской Красной Армии, а в ноябре 1941 года получил назначение фотокорреспондентом в газету «За честь Родины» 20-ой армии,в числе других армий Западного фронта остановившей наступление немцев на Москву. За оборону столицы генерал Власов, командовавший 20-й Армией, получил от Сталина свой второй орден Ленина, а Руй­кович был награжден медалью «За оборону Москвы». Уже потом выяснилось, что армейские особисты присматривались к Руйковичу: он и Власова знал, и происхождение у него неправильное (его дед был польским шляхтичем, участником восстания 1863 года), но, к счастью, обошлось. 20-я Армия была преобразована в 3-й Прибалтийский фронт, Власов по­лучил новое назначение. Позже Руйкович был назначен фотокорреспондентом газеты «Вперед на врага» 1-го Прибал­тийского фронта под командованием маршала Ивана Баграмяна, фронта, участвовавшего во взятии опоры немцев в Вос­точной Пруссии - Кениксберга.

С 1945 по 1949 год работал фотокорреспондентом «Огонька» в прибалтийских республиках. Был свидетелем массовых ре­прессий и депортаций. Не скрывал симпатий к «антисоветским элементам». В результате первый секретарь компартии Лат­вии Калберзинь написал письмо в ЦК КПСС, и в 1949 Руйковича отозвали в Москву. Сначала он попал в журнал «СССР на стройке», а с 1950 начал работать в органе ЦК КПСС «Советский Союз», с которым и сотрудничал (с некоторым перерывом), пока не исчез сам Советский Союз, а с ним и журнал.

Руйкович много путешествовал, делал замечательные снимки. Но в 1958 случился страшный скандал. Его командировали в станицу Вешенскую на репортаж о Михаиле Шолохове. Руйкович снимал гения советской литературы на рыбалке, за сто­лом, за разговорами с односельчанами, на пикнике, трезвого и похмельного. Репортаж был опубликован. И разразилась большая буча: Секретариат ЦК КПСС даже принял специальное постановление о том, что «великий писатель и гордость со­ветского народа» был сфотографирован в недопустимой натуралистической манере, искажающей его облик. Но уладилось.

Грохнуло в 71-м. Руйковича командировали в Эстонию. Как принимают «на местах» журналиста центральной прессы, да еще органа ЦК КПСС? В Грузии - застолье, длинные тосты и песни. В Эстонии - застолье, тосты покороче и банька. После баньки Руйкович снял свой впоследствии знаменитый снимок «Три нимфы в озере». Эротической фотографией он никог­да не занимался - «кадр был уж очень красивый». А потом московский корреспондент издававшегося в ГДР журнала «Freie Welt» увидел его и опубликовал у себя. Как и «Советский Союз», «Freie Welt» был пропагандистским органом. Но, видно, в ГДР социалистический образ жизни позволял фотографирование обнаженных женщин.

Журнал попал в руки эстонских партийных начальников, они доложили в Москву. Из ЦК КПСС позвонили главному редактору "Советского Союза" Николаю Грибачеву и сказали: "Делай с Руйковичем что хочешь". Так он и поступил.

Виктора Руйковича, мастера советской фотографии, к этому времени уже персонального пенсионера, кавалера ордена красной звезды и Великой Отечественной войны, с треском выгнали из "Советского Союза". Несмотря на то, что коллектив пытался его отстоять. Причем уволили Виктора Авксентьевича не по обвинению в порнографии, а за то, что произвел несанкционированную съемку. Впрочем, возможно, если бы он во "Freie Welt" напечатал не "Трех нимф в озере", а несанкционарованный портрет какого-нибудь Героя социалистического труда, из "Советского Союза" его бы не выгнали.

У Руйковича случился инфаркт. На работу его никуда не брали. Помогли друзья - устроили фотокорреспондентом в тот же "Freie Welt", фотокором которого в Москве он проработал четыре года. Скандал забылся, его снова приняли в "Советский Союз".